Блог

Сухопутный север и морской юг

Во времена Великого шелкового пути (138 до н.э. – 1492) Европа и Азия были тесно связаны благодаря своим наземным и морским путям. Во времена расцвета этой трансконтинентальной торговли (VII-IX вв.), существовал так называемый принцип «лошади на севере, корабли на юге». Этот принцип отражал мировой баланс глобальной торговли между наземными и морскими территориями. Торговые караваны, груженые шелком и другими предметами роскоши (фарфор, бумага, пряности и т.д.) отправлялись из китайского мегаполиса Чанъань (сегодня Сиань, Китай) и брели через просторы Центральной Азии, Ближний Восток и Малую Азию к портам Черного или Средиземного моря. Купеческие корабли, груженые шелком, фарфором и другими товарами, отправлялись в море из порта Гуанчжоу (или других китайских портов), шли через Малаккский пролив к Индийскому океану и позднее в порты Персидского залива или Красного моря. Оттуда товары сухопутным путем доставляли в восточные порты Средиземного или Черного моря. А уже из этих портов византийские, венецианские или генуэзские корабли везли товары из Китая, Индии или других стран в северную Италию, откуда они расходились по всей Европе.

Между Азией и Европой также существовало сообщение через южные российские степи или пустыни северной Африки. Это действительно было время успешного мирового торгового баланса, когда торговый ассортимент, транспортируемый с берегов Тихого к берегам Атлантического океана, почти равномерно распределялся между сухопутными средствами передвижения – лошадьми (точнее, верблюдами) – и кораблями.

Ко второй половине 15-го века венецианские и генуэзские корабли были вытеснены с Черного моря и восточной части Средиземноморья и уступили свое традиционное первенство испанским и португальским мореплавателям. Пытаясь найти альтернативный маршрут в Индию и Китай, венецианские и генуэзские корабли больше не могли ходить традиционным морским путем (через Средиземное и Красное моря), и были вынуждены выйти в мировой океан. Новая эра, эра великих географических открытий началась, когда море постепенно стало естественным продолжением Европы, а сухопутное сообщение отклонилось от привычных маршрутов. На несколько столетий морские суда превратились в монополистов мировой торговли. Лошади все меньше и меньше использовались для сопровождения торговых караванов между Европой и Азией, при этом все больше и больше для войн, междоусобиц и набегов. Это положение дел царило до конца двенадцатого века.

В конце последнего столетия произошло одно выдающееся событие: все пять стран Центральной Азии обрели независимость и начался процесс образования государств, сопровождаемый развитием регионов. Постепенная кристаллизация «регионального облика» этого самого молодого региона в мире обусловила появление огромных возможностей. Баланс наземной и морской континентальной торговли тесно связывает две части обширной Евразии (от побережья Тихого до побережья Атлантического океана).

Геоэкономическое преимущество региона (в сочетании с Южным Кавказом) впервые заметили европейцы, запустившие проект TРАСЕКA. В настоящий момент Китай серьезно приобщается к нему со своей инициативой «Один пояс и один путь». За предыдущие годы новые государства региона консолидировались и намерены вновь соединить Европу с Азией, используя множество средств наземной коммуникации. Надвигающаяся эра высокоскоростных поездов, способных в кратчайшие сроки перевозить не только пассажиров, но и грузы, также является существенной помощью в этом процессе. В скором времени «железные кони» (грузовики и поезда) вновь обретут свое место на «севере», и естественный тандем с кораблями, курсирующими на юге Евразии, будет восстановлен.

Я убежден, что, со своей стороны, SEnECA также внесет свой существенный интеллектуальный вклад в этот глобальный тренд.

Автор поста в блоге SEnECA: д-р Абдугани Мамадазимов, центр социологических исследований «Зеркало»