Блог

Советское наследие в Центральной Азии

Широкой европейской общественностью пятёрка центральноазиатских стран — Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан — воспринимаются как постсоветские государства, до сих пор испытывающие большие трудности в связи с переходной экономической и политической ситуацией, — как и большинство стран бывшего социалистического содружества.

Помимо культурного и исторического аспектов на сегодняшний день общее советское прошлое — это, бесспорно, один из основополагающих элементов Центральной Азии как региона. Однако, создаётся ощущение, что данная черта приписывается странам Центральной Азии другими государствами, а не ими самими. Но что означает наследие советского прошлого для пяти рассматриваемых стран? Как жители Центральной Азии воспринимали то время, когда их страны входили в состав СССР, и как эта эпоха воспринимается сейчас? Является ли советское прошлое в наши дни препятствием для развития или же плодородной почвой — например, в сфере региональной интеграции? Эти вопросы интересуют меня не только как «гражданина постсоветского пространства», но и как исследователя в свете «нового регионализма» в Центральной Азии.

Не секрет, что для стран Центральной Азии советское правление главным образом означало коммунистическое правление под эгидой Москвы, а также центральную плановую экономику с искусственной и чрезвычайно высокой взаимозависимостью в рамках различных струтур СССР.  Более того, верховенство СССР ассоциируется с индустриализацией, вытеснившей традиционную и кочевую жизнь во многих частях региона, перекос их этнического состава из-за сталинского «государственного размежевания», характеризующегося значительной национальной миграцией и перемещением населения, «русификацией», а также подавлением локальных языков и культур.

После объявления независимости в 1991 году, в странах Центральной Азии вновь разгорелись территориальные, политические и этнические конфликты, подавляемые во времена советской власти. Примерами таких конфликтов стали гражданская война в Таджикистане 1991 — 1997 гг., беспорядки в Андижане/Узбекистан в 2005 году и революция 2010 года в Киргизии. Также, после того, как Советский Союз распался на отдельные государственные субъекты, которые, в первую очередь, сосредоточились на своём собственном развитии, возобновились споры по поводу водных ресурсов. Наиболее известными примерами стали разногласия вокруг Аральского моря, расположенного в Казахстане и Узбекистане, а также проект Рогунской гидроэлектростанции в Таджикистане, спровоцировавший противодействие соседнего Узбекистана и, в меньшей степени, Казахстана. После недавнего «регионалистского переворота» многие увидели шанс на установление мира в регионе. В качестве отправной точки после многих лет отсутствия какого-либо взаимодействия, а также после региональной дезинтеграции постсоветского периода, можно вспомнить, по меньшей мере, о положительном опыте технического и экономического сотрудничества во время советского периода.

Сегодня советское прошлое зачастую воспринимается негативно, всё внимание сосредотачивается на отсутствии свобод и подавлении местного населения.  Однако, столкнувшись с экономическими и социальными ограничениями глобализированной экономики, жители Центральной Азии испытывают ностальгическое стремление вернуть некоторые аспекты советской жизни — такие, как стабильность, качество межчеловеческих отношений и социальную защищённость. Также они хотят испытывать чувство гордости, которое резко контрастирует с экономическим и политическим спадом в экономике стран после обретения ими независимости, которая определяла жизнь этих государств на протяжении последних 25 лет.

Несомненно, тему советского прошлого стран Центральной Азии нельзя рассматривать в отрыве от роли России в регионе, которую она играла тогда и играет сейчас. Советское прошлое — это важный аспект интеграционных амбиций России по отношению к Евразии, удовлетворить которые она пытается с помощью создания Евразийского экономического союза (ЕАЭС). С точки зрения России, подобная ностальгия, вероятно, является полезным инструментом для продвижения такого рода интеграции. Это означает, что центральноазиатским государствам следует осознавать возможность манипуляций с коллективной памятью, а также подумать о том, как воспринимать и отражать советский период своей национальной истории.  Осознанная культура памяти также поспособствовала бы пересмотру их отношений с Россией, но этому процессу всё ещё мешает неустоявшийся взгляд на прошлое.

Изучение советского периода и проблем ностальгии зачастую рассматривается как ориентированность на прошлое, не создающая новых стимулов для будущего. Ностальгия пожилых людей по прошлому понятна, но она редко оказывается конструктивной. Тем не менее, поскольку в Центральной Азии до сих пор существует много проблем, связанных с вопросами идентичности, политической ориентацией, отношениями с соседями и, в частности с Россией, примирение стран данного региона со своим прошлым представляется крайне важным для того, чтобы они получили возможность сами создавать свое будущее.

Автор статьи для блога SEnECA: д-р Сюзанн Хайнеке, CIFE