Блог

Приоритет сферы безопасности в Центральной Азии для Европы

Европейский союз традиционно считается актером, не сфокусированным на сфере безопасности. Учитывая предпочтение государств-членов сохранять самостоятельность в сферах национальной безопасности и обороны, существует тенденция видеть ЕС исключительно через призму, не затрагивающую сферу безопасности, и вместо этого сосредоточиться на экономических вопросах в процессе взаимодействия с Брюсселем. Тем не менее, эта точка зрения не охватывает широкий спектр деятельности, которая уже осуществляется, а также тот факт, что некоторые ключевые вопросы европейской безопасности тесно связаны с Центральной Азией. В широком смысле эти ключевые вопросы делятся на три категории: геополитика, терроризм и региональная безопасность. Одним из ключевых соображений с точки зрения европейской политики является размышление о том, как сосредоточиться на этих вопросах более последовательным образом, чтобы укрепить другие направления отношений между ЕС и Центральной Азией.

Если начать с геополитики — Центральная Азия — это регион, где изобилуют клише «Больших игр»: от часто повторяющихся комментариев Макиндера о регионе, являющемся «стержнем Евразии», к тому факту, что четыре большие державы Евразии расположены в непосредственной близости (Китай, Россия, Индия и Иран). Это все страны, с которыми ЕС в настоящее время имеет сложные отношения (хотя важно отметить, что отношения с Индией не являются столь состязательными, как отношения c другими державами), и поэтому предоставляют возможность совместного осмысления того, как реагировать на вызовы, которые могут возникнуть от этих великих держав. Сотрудничество можно рассматривать с точки зрения регионального влияния, деятельности в сфере региональной безопасности или с точки зрения глобальных позиций по другим вопросам в целом. Понимание перспектив сотрудничества великих держав с регионом Центральной Азии могло бы помочь улучшить реагирование Европы на их деятельность, как на региональном, так и на глобальном уровне. Обе стороны могут извлечь выгоду из обмена мнениями и представлениями о том, в каком направлении эти державы развивают отношения, а также разработать стратегии для координации их общей деятельности.

Обращаясь к терроризму: наблюдаемой реальностью последних двух лет стало все большее число выходцев из Центрально-азиатских государств, вовлеченных в террористическую деятельность в странах Запада. В Сирии или в Ираке Туркестанская исламская партия (уйгурская группа, традиционно связанная с Китаем, которая расширилась, охватив более широкий регион Центральной Азии) стала последней группой, не имеющей корни из стран Леванты, не прекращающей сопротивление на поле битвы и имеющей в своих рядах как выходцев из Европы и Центральной Азии.

За пределами региона или столкновений в Сирии и Ираке выходцы из Центрально-азиатских стран принимали участие в террористических атаках по всему миру: инциденты в Нью-Йорке, Стокгольме, Стамбуле и Санкт-Петербурге. В каждом из этих случаев важно отметить, что связи соответствующего исполнителя терактов с Центрально-азиатскими боевыми группами иногда были довольно слабыми (например, нападавший в Нью-Йорке жил в Соединенных Штатах в течение семи лет до момента нападения, в Санкт-Петербурге нападавший имел узбекско-кыргызское происхождение, но уже много лет жил в России). Однако в двух других случаях были очевидные свидетельства связей с сетями в Центральной Азии. И хотя это может показаться неудивительным, на самом деле относительно новым является то, что выходцы из Центральной Азии оказались вовлеченными в глобальное джихадистское террористическое сообщество столь ощутимо.

Наконец, вопрос о региональной безопасности в основном касается Афганистана. Страна, в которую многие европейские державы и ЕС вкладывали деньги, кровь и усилия в течение многих лет, по-прежнему имеет огромные проблемы, которые не решаются. В этом случае необходимо вспомнить о Центральной Азии. Окончательный ответ на долгосрочную стабильность Афганистана, скорее всего, будет исходить из региона — то, что западные державы пытались спровоцировать, но который не был реализован в той степени, как они надеялись. Напротив, имело место поэтапное реагирование. Поскольку в настоящее время в регионе осуществляется преобразование, существует возможность коренного изменения связей и подходов в регионе к Афганистану. Центральная Азия уже прилагает определенные усилия для установления связей с Европой по данному сложному вопросу. Например, Ташкент пригласил Верховного представителя Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Фредерику Могерини в качестве основного докладчика на важную конференцию по безопасности в Самарканде в 2017 году и вновь выразил готовность на региональном уровне обсудить совместные усилия по стабилизации Афганистана. Недавно в диалог высокого уровня ЕС-Центральная Азия по вопросам политики и безопасности впервые был включен вопрос Афганистана, и ЕС прилагает усилия для включения Кабула в свою деятельность в Центрально-азиатском направлении.

И ЕС, и Центральная Азия по-прежнему сталкиваются с трудностями в определении своих политических интересов в Афганистане. В Центральной Азии по-прежнему глубоко обеспокоены потенциалом различных угроз безопасности, исходящих из Афганистана. Обеспокоенность стран Центральной Азии негативным региональным воздействием Афганистана (как на Центральную, так и Южную Азию), связанной с угрозой распространения терроризма, наркотических средств или беженцев находит понимание и в Европе. Совместная работа необходима для управления и смягчения этих угроз и оказания помощи Афганистану на пути большей стабильности.

Эти три вопроса безопасности представляют интерес для ЕС, а также для Центрально-азиатских государств. Вместе эти два региона могли бы сформировать платформу для более устойчивого и всеобъемлющего диалога по вопросам безопасности, с помощью которого в дальнейшем европейские державы могли бы использовать свои контакты и пытаться повлиять на лидеров стран Центральной Азии в их подходах к решению данных проблем дома. Когда речь идет о проблемах, связанных с терроризмом и экстремизмом, существует значительный потенциал для изучения и обмена идеями, которые могут оказать положительное влияние на обе стороны.

Европа традиционно не считается актером, имеющим и использующим жесткую силу. Эта характеристика несколько несправедлива, учитывая объем работы, связанной с вопросами безопасности, которую осуществляет ЕС. В Центрально-азиатском направлении проделанная работа может стать полезной основой для более серьезных и устойчивых двусторонних отношений, которые помогут обеим сторонам решить некоторые ключевые проблемы региональной безопасности, а также некоторые из более крупных глобальных вопросов в сфере безопасности.

Автор сообщения в блоге SEnECA: Раффаэлло Пантуччи, Royal United Services Institute