Блог

Моя первая поездка в Центральную Азию

Впервые я отправилась в Центральную Азию почти десять лет назад. Поводом для этого послужила конференция, на которую собрались участники из всех пяти центральноазиатских республик и китайского региона Синьцзян. Незадолго до посадки на самолет до Пекина, где мне нужно было сделать пересадку до Урумчи, меня охватила паника: будучи завзятой путешественницей, вооруженной несколькими иностранными языками, я еще никогда не путешествовала в одиночку в страну или регион, чьего языка я не знала и сведения о котором на тот момент я едва могла найти в интернете. Много часов спустя я прибыла в небольшой аэропорт Урумчи, где меня подобрал водитель, ни слова не говорящий по-английски и студентка местного университета, чьи познания английского были на порядок выше. Насколько мне повезло, я поняла лишь потом, когда коллега объяснил мне, что таксисту пришлось отвезти его обратно в пункт прибытия, так как коллега просто не мог объяснить, что ему нужно в отель Шератон. Слишком уж отличались друг от друга правописание и произношение.

Сама по себе конференция была интересна не только с точки зрения содержания, но и потому что она проходила в совершенно другой культурной среде. Кухня была китайской, и участники конференции из Европы и Центральной Азии зачастую затевали дружескую перебранку из-за того, кому достанутся ножи и вилки, которые было нелегко найти в отеле. Каждый вечер европейские участники конференции собирались на кружку-другую пива под светящимся лиловым деревом у озера, пытаясь оправиться от культурного шока. Большинство, особенно по утрам, жаловалось на нехватку кофе, что никак не способствовало преодолению усталости, вызванной сменой часовых поясов.

Что произвело на меня наибольшее впечатление за несколько дней моего пребывания в Урумчи, так это одновременные чуждость и схожесть уличной жизни. Чуждость основывалась на отсутствии общего языка и усугублялась из-за полного отсутствия знакомых названий еды или магазинов, которые обычно видишь на каждой улица от Баку до Сиэттла.

Однако, нельзя было не отметить и острое ощущение схожести на дружелюбных лицах жителей Урумчи, для которых я – высокая европейская девушка – выглядела настолько же экзотично, как и они для меня. Из всех приятных встреч больше всего мне запомнился момент, когда на базаре я случайно встретилась глазами с женщиной, пытающейся успокоить плачущего младенца. Хотя мы и не говорили на одном языке и ничего не знали о жизни друг друга, ситуация что-то мне напоминала. Из Синьцзяна я уехала с сильным ощущением того, насколько мир тесен.

Перенесемся в 2018 год, к проекту SENeCA в рамках программы «Горизонт 2020», направленному на укрепление уже сложившихся отношений между Европейским Союзом и Центральной Азией и на создание устойчивых рабочих связей между учеными, научным сообществом, руководящими лицами и соответствующими заинтересованными сторонами обоих регионов. Что касается меня лично, то на процесс подачи заявки на финансирование этого проекта повлияли мои первые встречи с исследователями из Центральной Азии, а также мое глубокое убеждение, что наши отношения обогатят исследования и внесут в них существенный вклад. Кроме того, мой опыт говорит о том, что в то время как взаимодействие между европейскими или американскими исследователями поддерживается такими программами как Эразмус и Фулбрайт, для отношений с Центральной Азией таких программ пока нет. Поэтому, я с нетерпением жду углубления и укрепления этих отношений, чтобы расширить свой горизонт на протяжении последующих двух лет. 

Автор поста в блоге SEnECA: Катрин Беттгер, институт европейской политики